На том месте, где сейчас раскинулись кварталы современного города Тараза, важного промышленно­го и культурного центра страны, находятся остатки одного из крупнейших средневековых городов Казах­стана, известного историкам под именем Тараз. Пер­вое упоминание о нем содержится в византийских источниках и относится к концу VI в. Именно в это время одна из крупных империй поры средневековья Византия пытается заключить договор с тюрками, го­сударство которых простиралось от Тихого океана на востоке до Черного моря на западе. Император Юс­тиниан II отправляет посольство во главе с Земархом, который был военачальником восточной части импе­рии, в ставку тюркского кагана Дизабула. Во время своей поездки Земарх, по описанию византийского историка Менандра, побывал в городе Таласе и где-то недалеко от него был принят в ставке тюркского кагана, повелителя огромной державы.

Впоследствии о Таразе (Таласе) писали почти все средневековые географы, историки, путешественни­ки, и это не удивительно, ведь город занимал одно из центральных положений на Великом Шелковом пути. Поэтому не случайно, что при описании Тараз а авто­ры отмечают, в первую очередь, его торговое значение. Вот что, например, пишет китайский путешественник Сюань-Цзянь: «Талас имеет окружность от 8 до 9 ли. Здесь останавливаются и торгуют всевозможными то-варами купцы, приезжающие из многих стран».

То же самое, но спустя три с лишним столетия сообщает Ибн Хаукаль: «Тараз – место торговли му­сульман с норками». А ал-Макдиси пишет так: «Та­раз – большой укрепленный город, со множеством садов, густо заселенный, у него ров, четверо ворот и населенный рабад. У ворот города течет большая река, часть города находится по ту сторону реки. Че­рез реку проходит дорога, соборная мечеть находится среди базаров» .

Однако ни один из древних авторов не называет точного местоположения Тараза, и поэтому довольно долго его искали в разных местах. Тараз отождествля­ли то с развалинами городища Тоймакент на правом берегу Таласа, то с местечком Талас на р. Карабура, то с известным средневековым городищем Садыр-Курган. В.В. Бартольд более всего был склонен помещать средневековый Тараз на месте Аулие-Ата, так до сере­дины XIX в. назывался Тараз. При этом он ссылался на ал-Макдиси, который при описании Тараза указы­вал на большую реку, протекающую через город. Та­кой рекой мог быть только полноводный Талас.

Поразительная интуиция крупнейшего во стоковеда впоследствии бьша полностью подтверж­дена исследованиями археологов М.Е. Массона, А.Н. Бернштама и Г.И. Пацевича. Их раскопки на городище, расположенном в центре современного Тараза, дали настолько яркие и богатые находки, что сомневаться в тождестве этого городища и древнего Тараза уже не приходится.

Центром Тараза, его самой старой частью явля­лась цитадель, по-персидски «арк» или «кухендиз». В этой наиболее укрепленной части города помеща­лась резиденция владетельной особы. К цитадели примыкала окруженная стеной территория города, называемая шахристаном. Здесь находились жили­ща знати, богатых купцов, ремесленников, здесь же были торговые лавки. К стенам шахристана со всех сторон прилегали торгово-ремесленные предместья – рабады. В них помещались ремесленные мастер­ские, жилища мастеров, а также хижины бедного городского люда.

Древний Тараз в то же время был центром боль­шого оазиса. Кроме Тараза сюда входили десятки крупных и мелких городков, селений, отдельных уса­деб и замков. К настоящему времени от них остались лишь оплывшие развалины – холмы. В жаркое летнее время трава на них выгорает и, если подняться куда-нибудь на возвышенность, то отчетливо видны жел­тые вкрапления развалин в зелень массивов полей.

Любопытным памятником является и замок Чольтобе, находившийся в болотистой низине речки Карасу. В основании его обнаружен толстый слой камыша, служивший своеобразной платформой для возведения замка на топком болоте.

taraz-kupcЗамок Чольтобе служит как бы своеобразной ил­люстрацией к рассказу некоего Али ибн-Зейна. Он писал: «… самый укрепленный город на поверхности земли таков: один царь из царей тюрок пришел в ме­сто солончаковое и покрытое обширной и горькой во­дой в одном из краев его государства. Он отвел оттуда воду, потом вырыл фундамент шириной в сорок лок­тей. Потом приказал со дна ямы вывести две стены из жженого кирпича и извести, толщина каждой стены 10 локтей и между ними пространство шириной 10 локтей. Когда он довел стену до поверхности земли, то наполнил пространство, которое между ними, пе­ском… Потом он построил в городе для себя и своих подданных жилище и замки и выкопал вокруг него (города) ров. Потом он пустил туда воду, и через год это место не замедлило снова стать большим боло­том, одним из величайших болот. Он поместил туда (там) свою семью и ценное из своих имуществ, и он (город) стал укрепленнейшим из городов, построен­ных на вершинах гор и на ровной земле».

Археологи хорошо знают, что там, где возвышается бугор, некогда кипела жизнь. Вот, например, один из таких холмов. Он находится вблизи станции Талас, не­подалеку от Тараза. Это остатки известного средневеко­вого города Нижнего Барсхана, занимавшего ключевое положение на Великом Шелковом пути. С севера, бли­же всего к Таразу, располагался город Дех Нуджикет. О нем Макдиси в X в. писал: «Дех Нуджикет – маленький город, в нем рынок три месяца весной, мясо без костей (продается) по четыре мана за диргем. В нем много построек, он укреплен и имеет цитадель».

Рядом с Дех Нуджикетом находился небольшой городок Адахкет. К западу от Тараза был город Джувикат. Можно перечислить и другие города, но и без того ясно: Тараз был центром важного и высокоразвитого в культурно-экономическом отношении района. Границы его, как установили ученые, усиленно охранялись от внезапных нападений врагов. Оазис защищали крепости с постоянными военными гар­низонами. Обойти их было невозможно, а взять при­ступом такую сильно утепленную крепость было нелегко, тем более что исключалась внезапность нападения, обычно обеспечивающая половину успе­ха. Пока запертые в стенах гарнизоны мужественно отбивались от врага, крупные военные отряды Тараза уже нацеливали свой удар и заставляли непро­шенных пришельцев спешно убираться восвояси. По крайней мере, как сообщает источник, когда в конце IX в. основатель могущественной среднеазиатской династии Саманидов Исмаил ибн Ахмед пошел вой­ной на Тараз, то перенес много трудностей, и лишь после долгого и упорного сопротивления эмир Тараза вынужден был сдаться и с многочисленными дехка­нами принял ислам.

Присоединение Тараза к Средней Азии и усиле­ние торгово-экономических связей с крупнейшими центрами – Бухарой и Самаркандом, – несомненно, сыграли и свою положительную роль.

Для этого времени характерно широкое рас­пространение поливной керамики. Полива белая, зеленая, желтая. Помимо резного подтлазурного, так называемого гравированного орнамента, теперь появляется подглазурная роспись разноцветными красками: темно-коричневой, красной и черной по белому фону. Сюжет орнамента растительный, при­обретающий все более и более геометрические фор­мы. Существенное значение в украшении занимают стилизованные надписи, представляющие собой из­речения религиозного характера.

К этому же периоду относится одна из интерес­нейших находок – керамический светильник, сделан­ный в виде юрты. Это фактически уменьшенная во много раз модель настоящей юрты кочевника. Она имеет все необходимые атрибуты войлочной юрты:

полога, имитирующие деревянный остов – кереге, стягивающие кошму веревки и даже отверстие в крыше – тундык, служившее дымоходом. Находка модели юрты в городе, центре ремесла, торговли и земледелия, позволяет археологам сделать крайне интересный вывод о проживании в Таразе населения, для которого кочевой быт, составлявший еще недавно основу жизни, стал лишь воспоминанием, отразив­шимся в прикладном искусстве.

В XI – XII вв. во время правления в Средней Азии династии Караханидов Тараз достигает апогея в своем расцвете. В это время он становится столицей одного из удельных владений. Политическая самостоятель­ность его проявилась прежде всего в местном чекане монеты от лица таразских владетелей. А значение и мощь города выразились в том, что в начале XI в. тараз скому владетелю Туганхану подчинялись пра­вители Самарканда и Кашгара. Естественно, что эта политическая сила была следствием экономического могущества города.

Слои городища этого времени при археологиче­ских раскопках дали множество находок, ярко характе­ризующих культурно-экономический подьем Тараза.

Возьмем, например, поливную керамику. Прежде всего бросается в глаза разнообразие красок самой поливы. Характерно появление новых орнаментов. Это четырехлепестковая розетка, всевозможные виньетки, сложное сплетение стилизованных расти­тельных мотивов.

Часто лииняная чаша или поднос делались как бы в подражание металлическим образцам. Для этого поверхность их покрывалась желтой глазурью с се­рой росписью, причем пространство между расти­тельным плетением заполнялось точками. Подобное оформление поверхности было характерно для мед­ных изделий, украшенных узорами.